Штаммы Пан и S-1 по показателям церебральной нейровирулентности для хомяков занимали среднее положение. Для оценки периферической патогенности штаммов был использован относительный показатель, так называемый «индекс инвазивности» (ИИ), который представлял собой разницу церебрального и подкожного титров в опыте параллельного титрования на мышах и выражался в lgLDso/мл.

В опытах на линейных мышах были получены более четкие различия между штаммами по признаку периферической патогенности. В зависимости от значения ИИ штаммы можно было разделить на 2 группы: 1) штаммы с высокой периферической вирулентностью (ИИ = 0,9—2,8 у мышей BALB) : Хаб-9, Хаб-17, Софьин, I. pers.-ll, Васенкова, Абсеттаров, Пан, Нург, р9605, Никитина, Повассан; 2) штаммы с низкой вирулентностью (ИИ = 4,2—

8.3          у мышей BALB) : Фатеев, I. pers.-2, МО, S-1, ТР-21.

Степень периферической патогенности штамма не за-

висела непосредственно от его церебральных титров. Так,

штаммы Фатеев и I. pers.-2 имели высокие церебральные

титры (108—109’5 LD5o/0,03 мл), но были малоактивны при

периферическом введении (ИИ 4—7).

В опытах, проведенных на мышах линий С57 BL, BALB, С3Н, С3НА, Decin, Московского питомника и на хомяках, не было отмечено каких-либо существенных различий между штаммами в отношении картины вызываемого ими экспериментального заболевания. Некоторое исключение составлял малайский штамм ТР-21, при заражении которым у мышей редко наблюдались тетра – или параплегии, и гибель животных чаще наступала без предварительных параличей.

При гистологическом исследовании ЦНС больных хомяков, зараженных штаммами КЭ, существенных различий в распространении и интенсивности процесса не было отмечено. Испытанные мыши и сирийские хомяки оказались непригодными для типовой дифференциации вирусов группы КЭ.