Елена К., 13 месяцев, домашние условия удовлетворительные, ничем до коклюша не болела, заразилась коклюшем от соседа по квартире (ребенка 2Ч2 лет).

Кашлять начала с 3/V; с 10/V отмечались тяжелые приступы кашля со рвотой. 14/V во время приступа кашля произошла остановка дыхания с резким цианозом.

В клинику поступила 15/V 1949 г. Девочка правильного сложения, удовлетворительного питания. При поступлении общее состояние очень тяжелое, бледна, слизистые оболочки цианотичны, резкая одышка. Над легкими перкуторный звук с тимпаническим оттенком, укороченный в межлопаточном пространстве, там же бронхиальное дыхание. В остальных участках легких обилие влажных хрипов. Тяжелые, длительные приступы кашля с остановками дыхания и асфиксией, из которой ребенка приходилось выводить искусственным дыханием.

Ребенку назначена гипериммунная сыворотка, пенициллин, 25% раствор сернокислой магнезии, длительное пребывание на свежем воздухе, кислород.

В течение последующих двух дней (16/V и 17/V) состояние несколько улучшилось, реже наблюдались остановки дыхания.

Рентгенологическое исследование (15-й день болезни): массивные очаги сливной пневмонии в медиальных отделах легких, больше справа. Выраженное вздутие легких, особенно в нижненаружных их отделах.

Кровь от 16/V: НЬ 56%, эр. 3 222 000, л. 26 400, э. 1%, п. 5%. с. 23%, лимф. 57%, мон. 14%; РОЭ 42 мм в час.

С 18/V кашель снова усилился по частоте и тяжести, участились остановки дыхания, сопровождавшиеся асфиксией и судорогами, нарастали воспалительные изменения в легких, резкая одышка, цианоз и вне приступов кашля. Состояние с каждым днем ухудшалось, и 20/V ребенок умер во время тяжелого приступа кашля, сопровождавшегося асфиксией, из которой ребенка не удалось вывести.