Отдельно нами были проанализированы случаи изолированного поражения лицевого нерва по периферическому типу. При этом оказалось, что в эпидемические сезоны 1961 — 1962 гг. было зарегистрировано 7 больных с односторонними изолированными поражениями лицевого нерва и 2 с двусторонним. Из этого числа только у 2 больных с односторонним поражением лицевого нерва были получены лабораторные подтверждения диагноза (у одного строго положительный и у одного сомнительный). У обоих больных на основании клинических признаков можно было думать о локализации поражения в области ядра лицевого нерва. У остальных больных (в том числе и у 2 с двусторонним поражением лицевого нерва) лабораторные исследования на КЭ оказались отрицательными. Топика поражения лицевого нерва у них была более низкой — на уровне мосто-мозжечкового угла (2 больных) и в фаллопиевом канале (5 больных).

В этой связи необходимо также отметить, что при других формах заболеваний, протекающих с наличием . признаков изолированного поражения периферической нервной системы (полиневриты, полирадикулоневриты), из 6 обследованных больных за 1961 — 1962 гг. положительный ответ был получен лишь у одного. Приведенные данные базируются на сравнительно небольшом клиническом   материале,   поэтому не позволяют  сделать окончательных выводов. Однако создается впечатление, что изолированные периферические поражения нервной системы (невриты, полиневриты) не типичны для КЭ или наблюдаются весьма редко и их принадлежность к этому заболеванию может быть установлена только после лабораторных исследований. Приведенные данные свидетельствуют о полиэтиологичности заболеваний регистрирующихся как КЭ. В настоящее время необходима разработка более четких клинических критериев в дифференциальной диагностике различных форм КЭ. Этот вопрос нуждается в проведении дальнейших совместных исследований клиницистов и вирусологов.