Изложенные данные позволили прийти к выводу, что имеется ряд эпидемиологических доказательств единства заболеваемости клещевым энцефалитом при различных путях заражения. К ним относятся: однотипный характер динамики молочной и клещевой заболеваемости в течение десятилетия (коэффициент корреляции рангов 0,9), регистрация той и другой на одних и тех же территориях, зависимость подъема и спада молочной и клещевой заболеваемости от соответствующих колебаний вирусофорности клещей и зависимость последней от колебания численности коз у населения.

На основании длительного наблюдения за динамикой эпидемического процесса среди людей, численностью животных, в том числе коз, распределением заболеваемости на территории БЕЛОРУССИИ среди различных групп населения, сезонной динамикой ее и другими признаками можно прийти к выводу, что в 1954—1956 гг. возникла эпидемия клещевого энцефалита с клещевым и молочным путями заражения. Это можно объяснить ростом в послевоенные годы численности скота, что повело к увеличению вирусофорности клещей в очагах обжитой местности. Таким образом, клещевой энцефалит в БЕЛОРУССИИ можно отнести в эволюционном аспекте к природно-очаговому зоонозу диких и сельскохозяйственных животных.