В этой связи следует сказать и о двухволновом ме-нингоэнцефалите как особой нозологической форме. Нозологические выводы являются как бы итогом этиологических, эпидемиологических и клинических сопоставлений, которые сразу же находят применение в широкой медицинской практике. Поэтому необходима особая осторожность и обоснованность в попытках пополнить нозологию новой клинической формой. Как минимум требований к новой форме является возможность ее диагностики. В отношении двухволнового энцефалита клиницист стоит перед трудной задачей диагностики заболевания, не отличающегося по эпидемиологии и клинике от непаралитических форм КЭ, встречающегося в тех же районах и очагах и неразличимого также по серологическим реакциям.

Таким образом, в настоящее время выделение новой формы двухволнового менингоэнцефалита (ДМЭ) следует признать преждевременным, тем более что признание ее самостоятельности ничего не меняет ни в лечебной, ни в эпидемиологической практике. Вместе с тем это может внести излишнюю путаницу в распознавание КЭ, к неоправданно широкой диагностике ДМЭ во всех случаях двухволнового течения КЭ или в случаях легкого течения болезни, без параличей.

Следовательно, принятое в настоящее время деление КЭ на нозологические варианты в рамках единой нозологической формы в наибольшей мере отражает уровень наших знаний об этом заболевании. Устойчивые различия клиники дают основание для выделения двух основных вариантов — восточного и западного. Эти варианты следует рассматривать не в плане территориальной приуроченности, а как определенный тип клинических проявлений и течения болезни. Можно допустить, что вспышки заболевания, протекающие по типу восточного варианта, могут возникнуть в западных районах, и наоборот. В 1949—1950 гг. в одном из районов Калининской области, на новых лесоучастках мы наблюдали вспышку клещевого энцефалита с довольно тяжелым течением.

Это положение, по-видимому, отвечает также и задачам практического здравоохранения, так как при общности эпидемиологических закономерностей дробление КЭ на отдельные нозологические формы внесло бы излишние трудности в дело их профилактики. Для целей учета и проведения профилактических мероприятий в зависимости от особенностей очага было бы также желательно в диагностической номенклатуре отражать путь инфицирования и таким образом в случаях, когда ясен источник заражения, ставить диагноз алиментарного или трансмиссивного КЭ с соответствующим синдромом.