В одном очаге отмечена своеобразная динамика заболеваемости в период высокой вирусофорности клещей: распространение процесса в сторону периферии с угасанием в центре очага. Это можно объяснить повышением коллективного иммунитета вследствие распространения молочных вспышек и «проэпидемичивания» населения. Однако роль иммунологического фактора в движении эпидемического процесса в целом невелика. Появление и угасание вспышек находилось в зависимости от численности клещей, их вирусофорности и численности коз у населения. Уровень коллективного иммунитета в отношении клещевого энцефалита у населения был невысоким, следовательно, имелись значительные «горючие» контингента.

Клещевая заболеваемость регистрировалась на протяжении всего весенне-летнего сезона с максимальным подъемом в июне — июле месяцах. Наивысший подъем можно было связать с периодом максимальной активности нимф. В обжитой местности, по-видимому, происходит вычерпывание взрослых клещей домашними животными во время раннего выпаса.

В 1962—1963 гг. заболеваемость не поднималась вы-

ше. В течение 5 лет она находилась на одном и том же уровне.

Одновременное возникновение молочной и клещевой заболеваемости было отмечено почти во всех областях БЕЛОРУССИИ, за исключением одной.

Рост численности и заболеваемости коз показал, что с повышением их количества отмечается повышение заболеваемости (с отставанием в несколько лет). Указанное расхождение в сроках становится понятным, если признать, что повышение численности коз вызывает повышение вирусофорности клещей. Однако козы являются прокормителями имаго, и повышение вирусофорности может произойти лишь через цикл развития, который, по данным И. Т. Арзамасова, в Белоруссии измеряется в среднем 2—3 годами (см. самый напряженный момент эпизоотии, когда вирусофорность являлась максимальной и численность коз самой высокой.

Спонсор статьи: качественные запчасти Mazda 3