Внутренний лейшманиоз чаще всего можно смешать с малярией. Обе эти болезни имеют много общих черт, однако последней не свойственны столь упорное течение, выраженная лейкопения и резко положительные глобулиновые реакции. Отсутствие малярийных плазмодиев в крови должно склонять мысль врача в пользу диагноза лейшманиоза. Кроме того, тот факт, что противомалярийное лечение не сопровождается эффектом, должен вызывать подозрение на лейшманиоз. Мы наблюдали девочку 5 лет с длительностью болезни 2′/г года. Картина болезни была очень запутана: ребенка в начале болезни лечили от малярии,   но последней   у него   не было — развивался   висцеральный лейшманиоз (нераспознанный); на последнем же этапе болезни после переливания крови от матери (больной малярией) у ребенка развились приступы малярии, наслоившиеся на течение лейшманиоза, и были обнаружены малярийные плазмодии. Однако своеобразие клинического течения болезни в данном случае привело нас к мысли о возможности лейшманиоза. Вскоре у больной были найдены лейшмании.

Начальный период лейшманиоза можно принять за какую-нибудь острую инфекцию — грипп, тифопаратифозные заболевания, сепсис, бруцеллез и т. п., но уже к 3—4-й неделе явно определяются черты внутреннего лейшманиоза, устанавливаемого по спленомегалии, картине крови и стернальной пункции.

Большая группа спленомегалии при системных заболеваниях крови, ретикуло-эндотелиозах (типа Гоше, Нимана-Пика, селезеночного лимфогранулематоза и т. д.), при так называемом гепатолиенальном синдроме Банти, паратуберкулезном сплените обычно легко дифференцируется от висцерального лейшманиоза на основании тщательного изучения клиники болезни, стернальной пункции и пункции селезенки. Прежде всего при лейшманиозе в пунктате костного мозга обязательно обнаруживаются паразиты; при указанных заболеваниях определяется та или иная характерная цитологическая картина.

Однако следует помнить, что при неполноценной пункции костного мозга у больных с характерной клиникой лейшманиоза не обнаруживают паразитов, что ведет к неправильному лечению и запущенности болезни.

Такой случай мы наблюдали в 1954 г., когда доставленная из Баку девочка 5 лет трижды пунктировалась местными врачами и у нее был отвергнут диагноз лейшманиоза. Селезенка доходила до лобка, в кровилейкопения; отмечалась непрерывная лихорадка. Нами произведена четвертая пункция, было обнаружено огромное количество лейшмании. В течение месяца ребенок был вылечен.

В средней полосе следует иметь в виду завозные случаи висцерального лейшманиоза и поэтому необходимо тщательно изучать анамнез Вместе с тем при наличии классической клиники болезни и отрицании пребывания ребенка в зоне распространения лейшманиоза следует тщательно изучить, не лежал ли он в стационаре, где был приезжий больной с лейшманиозом. В этом случаев могло произойти шприцевое заражение. Такой случай имел место в Ленинграде.

В Центральной и Южной Америке (Панама, Бразилия и т. д.) встречается детское заболевание, по клинике напоминающее висцеральный лейшманиоз (гепатоспленомегалия, неправильного типа лихорадка, анемия, лейкопения). Это заболевание носит название гистоплазмо-за или ретикуло-эндотелиального цитомикоза. Описано много случаев этого заболевания. Возбудителями его являются грибки Histoplasma capsulata (Cryptococcus capsulatus) и H. piriformis.

Паразит обнаруживается в пунктате костного мозга, селезенки, печени, лимфатических узлов, а также при тщательных исследованиях в моноцитах периферической крови. Как правило, отмечается плохой прогноз.